© Ground. Городской сайт, Томск, 2015 – 2017
ГОРОД

Бедные собственники

Как меняются томские исторические здания из-за тех,
кому они принадлежат
Местная деревянная архитектура известна по всей стране. Это неотъемлемая часть имиджа города. Однако многие здания, призванные формировать исторический облик Томска, вызывают желание поскорее их развидеть. Избы с пластиковыми окнами, усадьбы, покрытые сайдингом, и прочий креатив реконструкций: Ground составил подборку самых частых нарушений, которые допускают собственники архитектурных памятников. А специалисты объяснили, как эту ситуацию можно было бы изменить.
СЛОВАРЬ
Фоновая застройка — здания, которые создают аутентичный контекст, фон для восприятия памятников — именно они формируют общее впечатление от улицы, района и даже города.

Объект ценной среды
— такие объекты отличаются от фоновой застройки своими архитектурными и эстетическими качествами (например, декором фасада).

Выявленный объект культурного наследия — ценные здания, которые до присвоения статуса памятника находятся на государственной охране.
Нажмите на фотографию дома, чтобы прочитать комментарий эксперта.
В конце материала эксперты рассказывают, как с этим бороться.
Что делать разрешено?
Что делать запрещено?
Форма крыши
Сегодня крыши деревянных зданий часто перепланируют под мансарду или изменяют их форму на несвойственную деревянным домам. После такой реконструкции ценность исторических строений снижается.

Мария Бокова,
координатор общественного движения «Исторический Томск»:

— На деревянных домах никогда не было таких крыш, эти современные веяния архитектурной моды абсолютно чужды архитектуре XIX-XX вв. Если мы говорим о какой-то достоверности и о первозданном облике исторических объектов, то это грубое нарушение. Режимы охранных зон, как правило, не допускают устройства мансардных крыш и изменения высоты объектов в ходе капитального ремонта или реконструкции.
Пластиковые окна
Установка пластиковых стеклопакетов — самое частое нарушение, которое допускают собственники архитектурных памятников. Почему так происходит, очевидно: такое окно обходится в среднем в 10 000 рублей, в то время как стоимость деревянного начинается от 20 000. Впрочем, о том, что это портит первозданный облик здания, многие жильцы даже не задумываются. Как и не подозревают о том, что два этих материала несовместимы: при длительном контакте с пластиком дерево начинает гнить и стены быстрее изнашиваются.

Лариса Романова,
заведующая кафедрой реставрации и реконструкции архитектурного наследия ТГАСУ:

— Самое большое уродство — это пластиковые окна. Людям говорят, что это хорошо, вот они их и устанавливают, а последствий, которые это может повлечь, им никто не разъясняет. Года четыре назад к нам приезжали немецкие коллеги-реставраторы изучать томскую архитектуру. Они обратили внимание на дом по улице Кузнецова, 17, который тогда реставрировали. Там тоже ставили пластиковые окна. Немцы недоумевали: как можно такое делать? Пластиковый стеклопакет прекращает вентиляцию в деревянном доме, здание перестает дышать. Да и служит такое окно в лучшем случае 30 лет, в то время как дерево может стоять столетиями.

Мария Бокова,
координатор общественного движения «Исторический Томск»:

— Многим домам далеко за сто лет, и это понятно, что владельцам хочется что-то поменять, чтобы жить в них было комфортнее. Одним запретом тут не обойтись: людям нужно помогать устанавливать деревянные стеклопакеты вместо пластиковых. Многие бизнесмены, которые строят из дерева или берут архитектурные памятники в аренду с обязательным проведением реставрации, уже стремятся ставить дерево вместо пластика. Надо, чтобы такая возможность была и у менее состоятельных граждан, обычных жителей деревянных домов.
Многоквартирники
После Революции и во время Отечественной войны население Томска заметно выросло и многие деревянные дома, прежде принадлежавшие одному хозяину, превратились в многоквартирники. Сегодня у жильцов одного дома могут быть разные формы собственности, поэтому управлять такими памятниками очень сложно. Часто бывает, что хозяева ухаживают только за своей половиной здания, никак не согласовывая свои действия друг с другом. Отсюда контраст старых и новых окон, разнообразие пристроек и буйство красок на фасаде: эта часть желтая, вон та розовая, а тут жильцы вообще решили ничего не красить.

Алексей Козьмин, урбанист:

— У людей, которые живут в таких домах, как правило, не самые высокие доходы. Они стараются хоть как-то следить за своим жильем: как могут, утепляют фасады, меняют окна. Это проблема бедных собственников. В Томске это особенная ситуация, в других городах я такого не видел.
Сайдинг
Когда смотришь на томские здания, возникает ощущение, что любимый отделочный материал горожан — это сайдинг. Им покрывают даже исторические здания. Причина проста — экономия.

Мария Бокова,
координатор общественного движения «Исторический Томск»:

— Наравне с пластиковыми окнами я считаю непозволительным железный сайдинг, сайдинг под дерево. У нас есть такой дом, это Октябрьская, 46. Они убрали внизу окна и покрыли сайдингом, и это просто какой-то ужас. Нельзя выдергивать объект из окружающей среды, дом стоит, как бельмо на глазу, а надо, чтобы он визуально вписывался. Любой объект деревянного зодчества должен существовать в своей исторической среде. Нужно максимально приближаться к окружающим условиям.
Пристройки
С пристройками на исторических зданиях есть такой момент: если здания относятся к фоновой застройке, то собственникам достаточно обратиться в департамент архитектуры и градостроительства за разрешением на перепланировку, а из чего она будет сделана и как будет выглядеть — уже не их дело. В случае если пристройка была сделана, например, на памятнике архитектуры, то здесь комитет по охране культурного наследия имеет право обязать собственника переделать пристройку.

Алексей Козьмин, урбанист:

— С пристройками вопрос сложный: если они согласованы с властью и не выбиваются по стилю, то почему нет? Однако в Томске чаще мы видим незаконные пристройки, да еще и возведенные как попало. Это дело соответствующих органов, специалисты которых должны разбирать каждый случай и принимать меры.
Как бороться?
Следить за тем, чтобы не было нарушений, нужно на всех уровнях. В каждом районе есть отделы по контролю застройки и землепользованию, по жилищно-коммунальному хозяйству, каждый дом закреплен за управляющей компанией. Чиновники должны разбираться в проблемах своего района и привлекать УК к решению проблемных ситуаций. Сегодня этот вопрос никак не продуман и не проработан.
Мария Бокова, координатор общественного движения «Исторический Томск»
Все проблемы от незнания. Просвещение — главный инструмент в том, чтобы навести порядок, а вместе с порядком придет и понимание ответственности. Просвещать надо с раннего возраста. В школах нет ни уроков краеведения, ни экскурсий, дети не замечают и не понимают эту красоту. Не подают им примера и взрослые, которые в большинстве своем понятия не имеют, как ухаживать за деревянными домами, в которых они живут. Вот откуда растут ноги.
Лариса Романова, заведующая кафедрой реставрации и реконструкции архитектурного наследия ТГАСУ:
Власть должна выявлять нарушения, выносить соответствующие предписания об их устранении, а если потребуется, добиваться этого через суд. Есть немало случаев, когда нарушения устранялись, но бывает и такое, что ответственное лицо говорит: «А у меня денег нет, что я могу сделать?». Но ведь, приобретая в аренду памятник, он брал на себя охранные обязательства, подписывал бумаги, где четко указано, что можно делать, а что нет. За нарушение предусмотрена ответственность. Если он не устраняет нарушения, не содержит здание в надлежащем виде, если есть угроза утраты памятника, то в соответствии с федеральным законом государство может инициировать процесс изъятия объекта.
Алексей Козьмин, урбанист
текст: Светлана Кравченко
фото: Артём Изофатов
Made on
Tilda