© Ground. Городской сайт, Томск, 2015 – 2017
КУЛЬТУРА

Киносеанс
не для зрителя

Механики одного из томских кинотеатров
рассказали о том, что происходит совсем рядом с вами, пока вы смотрите фильм
Фильмы проходят долгий путь, прежде чем мы увидим их на большом экране. На каждом этапе подготовки картины к показу работает огромное количество людей, и зритель в этой цепочке — последнее звено. А от предпоследнего зависит, сможет ли посетитель кинотеатра увидеть результат всего съемочного процесса. Это важное связующее звено — киномеханики. Журналист Ground Рената Зайцева пробралась в закулисье кинотеатра и узнала больше про людей, которые показывают нам фильмы.
У входа в кинотеатр «Киномакс» нас ждет высокий худой мужчина средних лет. Это Андрей Цирулин — главный механик киноцентра. Андрей работает здесь с самого открытия и для него кинотеатр начинается не с главного входа, куда заходят все зрители: он уводит нас в сторону нового корпуса, туда, где расположен IMAX-зал. Не дойдя до створок, он сворачивает к большой служебной двери, открывает ее специальным магнитным ключом и пропускает нас вперед. Его аппаратная расположена на третьем этаже.

— А вы давно в кино?

Мне сейчас 45 лет, а в кино я с 16. Вот сами и посчитайте, сколько лет я в нем.

Еще одна большая дверь. Мы переходим из светлого коридора в полумрак небольшой комнаты. Вместо ожидаемого стрекота киноленты нас встречает размеренный шум двух огромных проекторов, от которого через несколько минут начинает звенеть в ушах. Через небольшое окошко в стене видно, как на огромном экране показывают новый российский блокбастер. В самом помещении хорошо освещен только другой конец комнаты, где за рабочим столом в окружении двух больших компьютеров сидит молодой мужчина.

Андрей Цирулин
инженер по кинооборудованию
На самом деле, я могу сейчас находиться на Кипре и свободно управлять этим кинотеатром
— Это Александр, — без подробностей представляет напарника Андрей.

Узнаю, что Александру Фаворскому 34 года. В кинотеатре механиком он работает уже третий год. Сажусь прямо перед ним, чтобы расслышать его посреди механического шума. Взгляд падает на компьютеры. На мониторах открыты окна, между шкал неизвестного мне назначения, замирая, мелькают кадры — но не из транслируемого фильма. Не сразу понимаю, что это записи с камер наблюдения в зале. Видны экран, кресла, головы людей.

— А за чем вы наблюдаете? Смотрите за зрителями?

Нет, за зрителями я не смотрю, — поясняет Александр. — Экраны нужны, чтобы видеть наличие или отсутствие изображения в зале: убедиться, что всё в порядке.

— Вам нравится то, чем вы занимаетесь?

— Мне очень нравится эта работа, — продолжает Александр. — Давно мечтал попасть в эту сферу, интересовался всем, что с кино связано, с его производством, что в самом кинотеатре происходит.

— Как вы попали сюда? Пришлось ли специально учиться?

Помог счастливый случай, можно сказать. Перед Новым годом увидел на сайте «Киномакса» объявление о вакансии, связался и всё: после праздников прошел собеседование. Потом три недели были обучение и стажировка. Всё это на месте изучается, ничего специального.

Александр Фаворский
киномеханик «Киномакса»
— А чем отличаются 2D-, 3D- и IMAX-проекторы друг от друга?

Ну, смотрите, по сути 2D-проектор и 3D-проектор отличаются только особой 3D-системой: то есть там либо поляризаторы, либо цветовой фильтр, либо ик- или радио-излучатель. Технически проектор один и тот же. В IMAXе два проектора — один на левый глаз, другой на правый.

Сейчас в мире не существует идеальной 3D-системы, — присоединяется к разговору Андрей, старший киномеханик. — Всё равно это обман мозга, зрения. И везде в них можно найти как плюсы, так и недостатки. Во многом всё зависит от зрения каждого человека. Кто-то 3D вообще не воспринимает, не видит объем, а есть такие, кто любые недостатки в этом качестве замечает, вплоть до пикселей. Так что всё это очень индивидуально.

Пока Андрей говорит, я успеваю заметить, что Александр пролистывает расписание на сайте кинотеатра.

— Александр, а вы случайно не администратор сайта «Киномакса»?

Нет, я просто просматриваю залы на наличие зрителей на ближайшие сеансы, — улыбается киномеханик. — Мне нужно знать, будет ли следующий показ. Если зритель есть, я тут же включаю фильм. Если его нет, то сеанс отменяется. Это важно знать, чтобы лишний раз лампу не зажигать, не создавать скачки напряжения.
Слева направо: SMS-консоль, экран, на который проецируется изображение,
IMAX-проектор для левого глаза
Рядом с проекторами, замечаю какой-то странный аппарат, напоминающий терминал для оплаты. На дисплее видны графики и миниатюрная версия постера фильма, транслируемого сейчас в зале.

— А это что такое? — показываю на «терминал» с постером.

Это SMS-консоль (SMS — «Screen Management System» — система контроля содержания — прим.ред.). — Александр подбирает слова для объяснения. — Здесь всё управление сосредоточено. По сути те же компьютеры, просто в своеобразном компактном виде. В нем всё управление. Он по сети связан с проекторами и со всем прочим оборудованием, всё управляется отсюда. При первом просмотре фильма мы именно с его помощью составляем плейлист.
Александр вынимает клавиатуру из контроллера и нажимает несколько кнопок. Изображение на экране меняется и появляются графики-отрезки.

— Вот здесь у нас вступительные ролики, — Александр указывает на самый первый отрезок графика, — чтобы зрители не скучали в зале. Тут правила поведения в кинотеатре и пожарная безопасность, анонсы. Вот сам фильм. А специальные метки на отрезке — указание уровня громкости, например, для момента, когда свет зажигается на титрах. Весь процесс показа автоматизирован, механик не занимается включением-выключением света после каждого сеанса.
SMS-консоль управления
— Как вы получаете фильмы для показа?

У нас есть головной офис в Москве. Там идет распределение фильмов по кинотеатрам нашей сети «Киномакс»: то есть там работает человек, который на каждый кинотеатр, в зависимости от числа залов, расписывает фильмы. В какой-то центр отправляют три фильма, допустим, на неделю. В какой-то — шесть, в какой-то девять могут расписать. Вся эта информация передается дистрибьюторам, а они уже осуществляют рассылку фильмокопий — либо на жёстких дисках, либо по спутниковым каналам связи.

— То есть нет никаких курьеров, везущих вам фильмы?

Нет, у нас есть два сервера. Фильмы приходят по спутнику на эти серверы уже в готовом виде. Есть еще экспресс-почта, через которую нам отправляют жесткие диски.
Собственно говоря, вся суть нашей работы — это программирование. Вся ответственность заключена в этом. Если где-то механики закосячат в секундах, то это отразится на всём фильме, на восприятии зрителей
— Возникают ли проблемы с самими фильмами? Вы их просматриваете вообще?

Да, фильмы мы смотрим в ночь на четверг — перед премьерным днем. Точнее, не сам фильм смотрим, а проверяем ключ, который «открывает» фильм: они приходят зашифрованным. И чтобы фильм показать, дистрибьютор должен выслать цифровой ключ, который разрешает показ в строго определенное время. Всё это определяется договорами, которые заключаются в головном офисе. Так что даже если фильм попадет в чужие руки, просмотреть или скопировать его всё равно не удастся, так как показ разрешается только с определенного сервера. Сам процесс проверки фильма такой: мы слушаем звук, определяем громкость, которую надо будет в зале выставить. Смотрим, когда начинается сам фильм (трансляция с сервера), потому что перед ним, как правило, анонсы проходят. Смотрим, в какое время начинаются финальные титры. Всё это фиксируем, ставим метки в плейлисты, чтобы уже автоматика гасила и зажигала свет, включала звук и т.д.

То есть когда к нам приходит фильм, мы полностью подготавливаем его к прокату, программируем всю автоматику, чтобы вручную уже никто не вмешивался в этот процесс, — добавляет Андрей. — Собственно говоря, вся суть нашей работы — это программирование. Вся ответственность заключена в этом. Если где-то механики закосячат в секундах, то это отразится на всём фильме, на восприятии зрителей.
— Вам не надоедает смотреть одно и то же, пока идет прокат какой-либо киноработы в определенном зале?

Да я больше здесь своими делами занимаюсь, — смеется Александр, — а фильмы отрывками смотрю. Если меня что заинтересует, то да, я могу его пересмотреть полностью. А вообще у нас для сотрудников такой бонус есть: раз в месяц мы можем бесплатно получить два билета на любой сеанс.

А с шумом вы как справляетесь?

Да как-то привыкаешь к нему, — оба киномеханика солидарны, кивают головами.

— А кто занимается обслуживанием проекторов?

Бывает, что иногда требуется замена ламп, фильтров, замена обслуживания серверов, — перечисляет Александр. — Это тоже часть нашей работы.

На самом деле, я могу сейчас находиться на Кипре и свободно управлять этим кинотеатром, был бы только доступ сюда, — мечтательно протягивает Андрей. — По большому счету кинотеатры — особенно в Европе, может, и московские тоже — вообще обходятся без персонала. Автоматика! Она позволяет делать всё самостоятельно, но при этом существует один большой минус: никто за этим процессом не присматривает. В один прекрасный момент случится какой-нибудь перепад электроэнергии, погаснет лампа и приходится кому-то там выезжать на полтора-два часа, сеансы останавливаются. И представляете, какие могут быть последствия? Был случай в Англии, когда сервер по своему усмотрению запустил фильм 18+ в тот момент, когда в зале находились дети. Вот такие казусы бывают! Мозги компьютерные не поймешь, а человек, конечно же, всё это должен отслеживать.

Да, хотя бы один сотрудник нужен на месте, чтобы хоть как-то реагировать на возникшие проблемы, — соглашается Александр.
IMAX-проектор проецирует изображение на специальный экран
— А вы сами сталкивались с такими проблемами?

Александр сразу вспоминает пример:

Первое, что в голову пришло — это премьерный день, не помню уже какого, блокбастера по комиксу. И, видимо, в IMAX-зале произошел скачок напряжения, упали мощности ламп. Мне звонит администратор и говорит, что зрители жалуются: в одном глазу картинка темнее. Я бегу сюда. Смотрю, да, лампы разные, мощности одной ниже в три раза. Надеваю очки и понимаю, что на правый глаз практически ничего не видно. Ситуация сложная. Идем к директору. Тот сказал, что, мол, «пускай смотрят как есть, если будут жаловаться, вернем деньги или выпишем новые билеты на другой сеанс». Потом в перерыве разобрались, в чем была причина. Достаточно было просто погасить лампы и зажечь заново и повторную калибровку яркости провести. Следующий сеанс, насколько помню, задержался минут на 20. Потому что когда лампы гасишь, автоматика это отслеживает и следующая калибровка занимает 15-20 минут. Раньше система не дает.

— Работая в киносфере, какие вы фильмы сами предпочитаете, для себя?

Я больше всего люблю фантастику, некоторые биографические фильмы, — делится Александр. — Из последнего мне «Чудо на Гудзоне» понравился очень. Он, конечно, на любителя. Но я знал, чего ожидать.

— А я кино вообще не смотрю, — удивил своим ответом Андрей. — Просто знаю, с чего кино начинается и чем оно заканчивается. Я знаком со всем этим процессом. Не интересно. Но в силу специфики нашей работы мы просто обязаны смотреть фильмы, даже те, которые кажутся нам плохими.
текст: Рената Зайцева,
фото: Максим Ваганов
КУЛЬТУРА
Made on
Tilda