© Ground. Городской сайт, Томск, 2015 – 2017
Рука Мидаса
Ground пообщался с четырьмя томскими мастерами хендмейда о выгоде, проблемах и реализации товаров
«Есть месяцы, когда мы сидим и сосем лапу»
Александр Сурнаев,
два года создает деревянные изделия вместе со своей девушкой
— У меня есть высшее образование юриста и даже пара лет стажа в профессии, но с работой в этой сфере не пошло. Не потому, что мне было неинтересно, просто я плохо сходился с людьми. Я не слишком общительный человек, мне проще в чем-то своем ковыряться, поэтому было удобнее уйти из юриспруденции и пойти в столярку, заниматься любимым делом.

До этого я полгода работал в столярной мастерской, где и познакомился с техникой обработки дерева. Там же были лазерные станки, которые мне понравились в плане резки и гибкости исполнения.

Вот ноябрь — очень грустный месяц, когда живешь на то, что заработал летом. А есть сентябрь, когда приезжают абитуриенты и их родители, готовые купить ребенку все, что угодно
Однажды мы гуляли с девушкой по городу и зашли в магазин, где продавали значки из дерева, кажется, питерской фирмы «waf-waf». Я посмотрел и понял, как это сделано и что могу лучше. Решил попробовать — девушке понравилось, и она мне посоветовала выйти с этим в народ.

Стартом считаю ярмарку возле ТЮЗа. Посетителям мои работы понравились, и я продолжил работу в двух направлениях: значки гиковской тематики и бижутерия. Значки шли лучше. и от бижутерии я отказался.

Любимое дело теперь занимает все мое время. Я люблю зависать на деталях, поэтому могу тратить много времени — минут двадцать-двадцать пять на каждую вещь. А когда я увлекался воздушной пирографией (метод нанесения цветного изображения на дерево горячим воздухом), мог корпеть и по восемь часов. Теперь ловлю от этого кайф.
Когда работа окупается — это еще приятнее. Значок, который я делаю регулярно, в розницу стоит триста рублей. Столько же стоит один маркер, необходимый в производстве.

Опыт показывает, что в Томске существуют сезонные продажи. Есть месяцы, когда мы сидим и сосем лапу. Вот ноябрь — очень грустный месяц, когда живешь на то, что заработал летом. А есть сентябрь, когда приезжают абитуриенты и их родители, готовые купить ребенку все, что угодно.

Хотя Томск и молодежный город, Якутск у меня заказывает больше значков, похоже фанатов там больше.
Вопрос продвижения тяжелый и больной. Мы с девушкой пользуемся старыми дедовскими методами: публикации Вконтакте и Инстаграме, иногда заказываем рекламу в тематических пабликах. Перед праздниками устраиваем конкурсы и «giveaway». Все это прибавляет подписчиков. Но кто добавился в группу на время раздачи, почти точно уйдет, как только она закончится.

Сколько мы ни пытаемся продвигать себе через интернет, больше заказов, особенно массовых, получаем с помощью выставок и ярмарок. Люди подошли, посмотрели и тут же: «О, классно, а вы продаете массово?» Конечно, продаем, только закажите! Такие покупатели берут себе в магазины — на этом большая часть нашего заработка и держится.

Есть проблема с аниме. Мы бы с удовольствием вышли на этот сегмент рынка, потому что анимешников в Томске много. Но поскольку мы в этой теме не шарим, влиться в эту тусовку невозможно. У нас, конечно, есть значки с Сэйлор Мун, потому что это классика, но современная волна аниме остается неизвестной.
Случай был: стоим на ярмарке,
подходит загадочный мужчина лет 35–40, который покупает My Little Pony. Не для детей, а для себя!
Никогда не узнаешь, что понравится покупателю. Случай был: стоим на ярмарке, подходит загадочный мужчина, лет 35-40, который покупает My Little Pony. Не для детей, а для себя! Или наоборот: приходит маленький мальчик, тыкает на Карателя и говорит: «Мне его! Это мой любимый герой!» Так что определить, чего хочет покупатель невозможно, если он, конечно, с ног до головы не обвешан значками My Little Pony.
«Важно доносить до покупателя, что изделия на моем прилавке не заказаны из интернет-магазинов»
Настя Радуга,
два года делает подвески из стали
— Как-то на ярмарке мне понравился браслет, а вот цена на него нет. Тогда я решила сделать такой же сама. На это ушло много времени и сил, но радость от воплощенной задумки подтолкнула меня развиваться дальше: изучать разные техники и смотреть мастер-классы.

Во время работы над одной идеей мне понадобилась подвеска особой формы, которую я нигде не могла найти. Перебирая различные варианты, узнала, что у знакомого есть лазерный станок для резки стали. Он согласился помочь, и с тех пор мы в одной команде.
Часто получается, что с ценой, выше чем на Алиэкспрессе, прибыли мы не получаем — все вырученные за продажу подвесок деньги пускаем на воплощение новых идей. Такое хобби для души
Я училась в Томском политехническом университете на «менеджменте». Первое время работала по специальности, но мне не понравилось. Сейчас основной источник дохода — свадебная фотография, хотя это занимает намного меньше времени и сил, чем создание украшений своими руками.

В сумме на одно изделие тратится около часа времени. Необходимо выбрать идею для макета подвески, нарисовать его, отправить на резку, а после забрать готовое изделие. В отличие от лазерной резки дерева, при работе с металлом необходимо использовать баллоны со сжатым газом для охлаждения. Мощность установки такая, что приходится следить, чтобы мелкие детали не оплавились, а само изделие не распалось на части в процессе резки. После этого сталь нуждается в очистке от окалин, шлифовке, полировке и обезжиривании.
Некоторые покупатели удивляются, что цена на схожие изделия может быть равной, а то и немного выше цены с Алиэкспресса. Это потому, что из-за низкого тиража наших изделий все трудоемкие этапы приходится повторять каждый раз. Изделия, сделанные по уникальным идеям клиентов и вовсе создаются в одном экземпляре. А в итоговые «200 рублей», необходимо включить и свой труд, и труд резчика, и шнурочки, цепочки, застежки… Часто получается, что с ценой, выше чем на Алиэкспрессе, прибыли мы не получаем — все вырученные за продажу подвесок деньги пускаем на воплощение новых идей. Такое хобби для души.

В моей группе Вконтакте две тысячи подписчиков, еще я продвигаю Инстаграм и разрабатываю сайт. Много времени и сил отнимают ярмарки, иногда там приходится стоять целый месяц, с двумя-тремя выходными.
В конце концов «на любой товар найдется покупатель»
На ярмарке в ТЦ «Мирамикс» я поняла, что важно доносить до покупателя, что изделия на моем прилавке, от идеи до воплощения, реализованы своими усилиями, а не заказаны из интернет-магазинов.

Создавая дизайн подвесок, всегда приходится ориентироваться на запросы потребителя, изучать последние модные тенденции. В конце концов «на любой товар найдется покупатель».

Более того, мы всегда готовы исправить, починить, заменить изделие, если с ним вдруг что-то случилось. Приятно, когда видишь своего клиента в подвеске, сделанной твоими руками.
«Если смотреть на свое дело только как на тупое зарабатывание денег, то можно с ума сойти»
Елизавета Козицина,
занимается леттерингом и каллиграфией
— Началось все с того, что я захотела открыть свой милый бизнес: украшения, кондитерка или что-нибудь в этом духе. Выбрала украшения, и это был первый шаг к самостоятельной жизни. Быстро поняла, что это не мое. Все эти маркетинговые штучки: ведение определенным образом паблика, ответы на вопросы и создание специальных постов. Мне хотелось чего-то более прямого и открытого. Как-то купила пару инструментов для каллиграфии и попробовала ими написать — тогда и поняла, что на душу ложится.

У меня высшее образование филолога, но я никогда не работала по профессии и не планировала — поступила туда, потому что любила читать.

Для тренировок покупаешь 500 листов «Снегурочки», исписываешь за ночь, а потом складываешь это дома и думаешь: «Может, уже в макулатуру начать сдавать?»
Я за то, чтобы всему учиться самому. Я посещала мастер-классы — не скрою. Это был смешной опыт: я сходила туда успокоить свое любопытство и познакомиться с людьми. А так не сложилось у меня с мастер-классами.

До каллиграфии я работала в магазине, в ресторане, но меня это не устраивало. Сейчас мое творчество стало моим заработком. Для продвижения я использую социальные сети. Раньше посещала ярмарки в Томске, когда занималась хендмейдом. Сейчас сократила это дело до одного мероприятия, когда есть время.
В Томске с инструментами не очень. Кисточки есть везде, но если нужно что-то узкоспециальное, то я заказываю через интернет. В последнее время склоняюсь к минимуму инструментов: берешь палку, рисуешь ей — получаются какие-то невообразимые вещи. С бумагой и красками проще. Я не сторонник «мажорной» каллиграфии, когда ты открываешь баночку дорогой туши и пишешь по бумаге, цена которой зашкаливает. Понятно, что если нужно сделать пригласительные на свадьбу, то стоит позаботиться о качестве материалов. Но для тренировок покупаешь 500 листов «Снегурочки», исписываешь за ночь, а потом складываешь это дома и думаешь: «Может, уже в макулатуру начать сдавать?»

Прибыль зависит от товара. Если это печать открыток, то приходится потратиться на нее. Есть один недоделанный проект, мы прилично за него выложили, а теперь он пылится дома — выглядел канцелярщиной. Вот ломаем голову, как это исправить, поэтому начинаю осваивать основы типографики.
Если смотреть на свое дело только как на тупое зарабатывание денег, то можно с ума сойти, хватаясь за каждый заказ
Но сталкиваться с недовольными клиентами или возвратом почти не приходится. Специфика работы заключается в работе с конкретным заказчиком. Если он хочет какой-то супер индивидуальный заказ в виде, допустим, открытки, то с ним согласовывается каждая деталь, поэтому отказ или возврат невозможен. Свадебный заказ заставляет показывать клиенту этапы работы от и до. В процессе возникают конфликты, но в итоге все гладко.

Если смотреть на свое дело только как на тупое зарабатывание денег, то можно с ума сойти, хватаясь за каждый заказ. В первую очередь ты должен тренировать навыки и следить за качеством. Сначала ты будешь творить для друзей за небольшие деньги или вообще бесплатно, но постепенно, повышая качество работы, ты повышаешь и ценник. Все зависит от тебя, силы воли и наглости.
«Самое главное для мастера, создающего стеклянные изделия — это доставка «Почты России»
Ольга Урусова,
работает по технологии фьюзинг — спекания листового стекла в печи при температуре 800оС
— В мастерской мы с моей напарницей Ольгой Князевой складываем, как мозаику, маленькие кусочки стекла вместе и кладем в печь с высокой температурой. Все изделия получаются плоскими, а не объемными, как у стеклодувов.

Этой мастерской уже семь лет, но сама я этим занимаюсь почти пятнадцать. Изначально планировала, после окончания машиностроительного факультета ТПУ, работать в фирме, а не на саму себя. Но мы с коллегой создали эту мастерскую, в которой работаем и сегодня. Так что основным источником дохода является мое творчество.
Покупатель, глядя на товары с разной ценой, будет думать: «дешевле — подозрительно, дороже — совсем обнаглели»
Тот же магнитик из стекла сделать не так долго, вырезать его можно за пять минут. А вот процесс обжига занимает много времени и ускорить этот процесс мы не можем. Главное, чтобы стекло медленно остывало, иначе оно треснет.

Материалы заказываем в США, Китае и России. У американского стекла много оттенков и качество хорошее. У российского — не такая разнообразная палитра цветов, хотя производители все время обещают. Но, видимо, спрос не особо большой (почти никто этим, я думаю, как бизнесом не занимается), поэтому для нас оно дорогое.
Для Томска на свои изделия мы большую накрутку не делаем, потому как понимаем, что томичи не станут покупать их за высокую цену. Например, себестоимость маленького магнитика, без учета работы мастера — десять рублей. А вот его цена на прилавке колеблется от 50 до 100 рублей. Участвуя в ярмарках, мы делаем специальную серию красивых несложных изделий. Люди с радостью берут какие-то мелочи, хотя маленькие магнитики и не входят в планы покупки, — это происходит спонтанно.

У нашей технологии есть средняя цена для всех производителей. Допустим, мы все продаем на ярмарке часы, значит, у разных мастеров должна быть примерно одна и та же цена. Если кто-то сделает цену ниже, будет демпинг. Это негласное правило: есть планка, ниже которой опуститься — значит обесценить и свой труд, и труд коллег. Да и покупатель, глядя на товары с разной ценой, будет думать: «дешевле — подозрительно, дороже — совсем обнаглели».
В самом Томске заниматься хендмейдом невыгодно, необходимо выходить за пределы города

Продвигаю творчество во Вконтакте и Инстаграме — это удобные социальные сети для визуального и текстового представления изделия. Пыталась делать розыгрыши, но, судя по всему, я это делаю неправильно, потому что участвует небольшое количество человек. Здесь какая штука: есть такие люди, которые «охотятся» за розыгрышами, при этом потенциальными покупателями не являясь.

В самом Томске заниматься хендмейдом невыгодно, необходимо выходить за пределы города. Хотя этого не так трудно достичь: если ты продвигаешь изделия в социальных сетях, то обязательно найдется клиент из другого города.

Самое главное для мастера, создающего стеклянные изделия, — это результат их доставки «Почтой России». Была пара случаев, когда заказ присылали в разбитом виде, и приходилось отправлять товар повторно. Теперь стараюсь полностью обезопасить изделие перед его отправкой: надежно заверну во что-нибудь мягкое, еще и в мастерской протестирую, как стекло в коробке справится с тем, что его будут бросать на пол. Ведь страхование в «Почте России» у нас, к сожалению, работает не идеально.

Конкуренция на рынке стекольных изделий небольшая, но если говорить о сувенирах (покупателю, в принципе, все равно, из чего он сделан), то тут конкуренция намного выше. Однако мне кажется, это хорошо: большая конкуренция — показатель высокого уровня жизни и качества творчества.
Текст: Екатерина Ваноградова, Анастасия Дорофеева
Фото: Анастасия Дорофеева, из личного архива Насти Радуги
ОБРАЗ
Made on
Tilda