© Ground. Городской сайт, Томск, 2015 – 2017
«Россия — слишком большая страна для дизайнеров»
Что дизайн с людьми делает
Застрять в продуктовых вывесках своего района — дело нехитрое. Но если ты выбрал красную таблетку и окунулся в мир визуальных коммуникаций — для тебя это приговор. Пять разных профессионалов из пяти разных студий рассказали нашему изданию, как среда меняет дизайнера и как дизайнер меняет среду.
Александр Ярыш
моушн-дизайнер, дизайн-студия «Провинция», Томск
Никогда раньше не обращал внимания на цвета. Ну цвет и цвет. А сейчас наоборот: вот, например, когда фотовспышка падает на синюю крышку, получается рефлекс синего оттенка. А если вспышка упадёт на красную поверхность рядом с крышкой, то на месте смешения рефлексов будет небольшой фиолетовый оттенок. Это удивительно.

История об устройстве на работу Александра Ярыша напоминает шпионский роман. Год назад он проанализировал все работы «Провинции» в открытом доступе и задался целью без опыта работы и портфолио проникнуть на территорию дизайн-студии и закрепиться на этой высоте. Он кропотливо собрал конструкцию «Я хочу у вас работать» и доставил её в офис «Провинции» под видом курьера. Там его, правда, уже ждали: он забыл замести следы на сайте студии. Сюрприз не удался, но решительность Александра оценили по достоинству. Комбинатора взяли сперва на стажировку-практику, а затем и трудоустроили официально.
— Нельзя внезапно стать дизайнером — это длительный процесс. Если я, спустя год в профессии скажу, что много умею — совру. Честно говоря, мой опыт до «Провинции» ограничивался теорией и нерешительными, корявыми попытками.

Моя работа в студии началась с наблюдения. Здесь меня приучили много смотреть. Сперва я искал картинки для визуальных брифов, потом стал вносить небольшие правки в готовые работы, следил за техническими моментами — менял цифры и адреса.
Вот так выглядела конструкция, которую собрал Александр. Процесс создания работы подробно описан здесь.
В свой первый логотип для Generation S я хотел заложить побольше смысла — и паровой двигатель, и уголь. В итоге, в одном логотипе было слишком много всего. Пришлось отсекать лишнее и делать форму простой, а не замороченной. Это с опытом начинаешь понимать: не обязательно мудрить со смыслами в логотипе. Иногда необычной формы достаточно, чтобы человек идентифицировал знак с конкретной фирмой. Правда после того случая, я подумал, что в айдентику мне лезть пока рановато. А потом я ушел в моушн-дизайн, и в этом направлении и остался.

Новая профессия изменила мой подход к работе. Я начал чаще задавать себе вопрос: «зачем я это делаю?». В случае с дизайном вообще ничего просто так не появляется.

Никогда раньше не обращал внимания на цвета. Ну цвет и цвет. А сейчас наоборот: вот, например, когда фотовспышка падает на синюю крышку, получается рефлекс синего оттенка. А если вспышка упадет на красную поверхность рядом с крышкой, то на месте смешения рефлексов будет небольшой фиолетовый оттенок. Это удивительно.

федеральный акселератор технологических стартапов
Стал замечать, что я жуткий Плюшкин, собираю кучу вещей, а избавляться от них не спешу. В какой-то момент их становится так много, что начинает угнетать, поэтому работать дома в последнее время мне стало тяжелее. А в студии классно: постоянно какие-то изменения, все очень динамично. У нас в плане перестановка столов — так что сейчас что-то еще поменяется. Всегда есть разница: сидеть лицом к стенке или лицом к окну… либо спиной к окну. Это круто, что нет чего-то закостенелого. Всё находится в движении, и мне это нравится.

Я вдохновляюсь обычными людьми. Мне интересно узнавать, как они делают классные работы. Наблюдая за их действиями, каждый раз убеждаюсь, что никакого секрета нет — это всего лишь ежедневное самосовершенствование в своем деле. Только благодаря этому ты можешь чего-то достичь. Мне хочется верить, что только мой собственный труд поможет мне стать хорошим профессионалом.
Красивые вещи должны окружать нас.
Этим вкус и воспитывается — качественным контентом,
который человек потребляет и перерабатывает
У нас отличная архитектура в исторической части города. В прошлом апреле наткнулся на здание – оно как раз было недалеко от нашего старого офиса. Как будто из старой Франции. Дядька, стоявший возле него, рассказал, что там базировались проститутки и раньше это был публичный дом. Когда что-то вызывает эмоцию, тогда и происходит влияние на среду. Похоже, это был тот самый случай.

У всех одни и те же проблемы, поэтому дизайн решает их во всех странах, разве что визуально это выглядит по-разному. Япония, например — очень специфическая нация, особенно в том, что касается продвижения их продукта, это уже совсем другая визуальная культура. Но я полагаю, что задачи решает те же самые.
Если дизайн помогает решить проблему, то он вызывает хорошие ощущения, если не решает, то какой бы он ни был красивый, толку от него немного.
Иван Довыденко
графический дизайнер, брендинговое агенство Science
Агентство Science из северной столицы берёт своих клиентов остроумными решениями и здоровым перфекционизмом. С последним в области корпоративного и потребительского брендинга лучше не перебарщивать. Иван Довыденко свои принципы сформулировал давно.

— Хороший дизайн — это не только «хорошо выглядит», но и «хорошо работает». В первую очередь это касается сервисов и промышленного дизайна. Если дизайн помогает решить проблему, то он вызывает хорошие ощущения, если не решает, то какой бы он ни был красивый, толку от него немного.

Среда должна подталкивать людей к действиям. Люди всегда имеют какие-то микроцели, когда перемещаются по городу, и если окружение помогает им их реализовать, то это хорошо. Более того, уличное пространство обязано приглашать людей поучаствовать в общей жизни, избавлять от одиночества.

Кирилл Борисов
арт-директор навигационных проектов, студия ZOLOTOgroup, Москва:

Идея не первостепенна, иногда нужно просто сесть и начать работать. Я считаю, что значение смысла и тому подобных вещей слишком преувеличено. На деле мало кто в них углубляется.

У Кирилла Борисова есть любимые кроссовки, стелька которых изрисована цветными линиями. Прелесть в том, что каждая пара стелек в партии уникальна. Он долго хранит их в знак уважения к дизайнеру, который уделяет внимание не только внешней стороне. Работа Кирилла — это серые будни профессионального дизайнера: разработка навигационной системы в парках, музеях и даже крупных городах, брендинг, айдентика… То, чем потребитель пользуется на автопилоте, не останавливаясь, чтобы насладиться деталями.

— До 15 лет я был уверен, что я самый не творческий человек, а к двадцати понял, что мне доступны вещи, недоступные тем людям, которых я считал творческими. В какой-то момент я просто понял, что для меня дизайн — это единственный выход. Больше заняться мне было нечем.

«У меня нет своего стиля», — думал я. Я не знал, где его взять, купить или вычитать. Я ничего не нашел, и казалось, что достиг своего потолка — на этом этапе многие сдаются.

Потом я пришел к осознанию того, что, не научившись смотреть вокруг, нельзя в дизайне делать что-то красивое, что-то свое. Научиться смотреть — значит почувствовать эстетику. Это умение есть в каждом из нас, но развить в себе этот навык и научиться выражать его очень сложно.
Дизайн — это ведь ремесло, а в любом ремесле
важны не только знания, но ещё и навыки
На мастер-классе Летней школы Русского репортера в 2013 году Кирилл вёл мастер-класс «Графическая смелость». Одним из заданием стало преобразить стельки, используя тушь и самые разные инструменты: от обычных кистей до веток и стеклянных трубок.
Я тогда пришел к мысли, что у графики есть свой звук. Не каждый может её услышать, слишком много шлака вокруг, но если через него прорваться, то можно уловить музыку каждой работы.

Инструменты, которые вы используете, формируют ваше пространство и ваш стиль. Тушь и кисть, например, очень крутые инструменты, которые могут зарядить вас.
Озорство — это способ самовыражения,
поощряйте свои творческие порывы, так как творчество — отправная точка для любого дизайнера
— Создание брендов для городов — мировой тренд. Я думаю, это одно из следствий глобализации. Люди стали свободно перемещаться по миру, и города стали бороться за туристов. В России этот фактор отсутствует, отчизна — не самое популярное место для путешествий. Пока городской брендинг — это один из способов распила денег для небольших чиновников.

Мне доводилось принимать участие в проектах по брендингу городов и территорий. Я могу сказать, что клиент, заказавший проект, чаще всего не знает, как использовать полученный результат. Он не понимает, куда всё это пристроить, чтобы от этого была польза.
Навигация для городского парка Кузьминки. ZOLOTOgroup не только разработали дизайн навигационно-информационной системы, но и прошли весь цикл производства, включая техническую проработку проекта: подбор материалов, креплений, расчет нагрузок.
Дизайнер может жить в Бангладеш и делать великолепный дизайн, а может квартировать в Нью-Йорке и делать дизайн хуже. Для профессионала важна не сама среда, а спрос среды на его работу.

В России очень стерильный дизайн. Нам сложно делать классные вещи, потому что у нас нет своего графического языка. Раньше был, например, лубок, но сейчас это уже история.

Европейцы знают границы, и это накладывает ограничения, которые важны для дизайна. А Россия — слишком большая страна для дизайнеров. Пустое пространство нельзя просто так использовать, наша страна сильно разбросана, и это размывает все границы.
Мне кажется, что актуальность природных мотивов не угасала на пути всей истории искусства и дизайна.
Дарья Аникева
Узоры, которые создаёт Дарья, украсили множество фирменных стилей. По её словам, среда абсолютно всегда оказывает влияние на готовую работу.
— Орнамент — не самостоятельная часть дизайна, он сильно привязан к объекту оформления. Идеи приходят по-разному, когда сам объект подсказывает, когда рождается из инструмента, которым рисуешь. Ну и, конечно, из природы. Мне кажется, что актуальность природных мотивов не угасала на пути всей истории искусства и дизайна.

Среда абсолютно всегда оказывает влияние на готовую работу. Например, самый простой орнамент — полоса.
В данном случае, человек, носящий одежду с этим орнаментом и является средой, влияющей на его восприятие.

Если говорить про орнаменты, то есть отличия между работами дизайнеров из различных стран, самое важное из них — в востребованности продукции и выход на международный рынок.

Дэвид Нельсон
креативный директор и основатель, студия Secret Penguin, Омаха, штат Небраска, США.

Постоянный диалог с потребителем и наблюдение за действиями людей — вот что необходимо, чтобы создавать работы, которые будут заметны в этом сумасшедшем мире.

Дэйв Нельсон — основатель небольшой дизайн-студии SecretPenguin в США. Он и его команда не только создают визуальный облик для клиента, но и помогают воплотить его в реальность. Самой грандиозной работой студии стало создание фирменного стиля для масштабного проекта родного города. Проект Open Streets стал символом свободных городских пространств, где каждый может использовать улицы для подвижных игр, поездок на велосипеде, выставок и свободного общения. В течение 4 месяцев разные районы города оказывались закрыты для трафика на радость горожан. И пусть всегда поддерживать такую свободу невозможно, стремление к этому — одна из задач, которую ставит перед собой студия. Другой их принцип: «дизайн в маленьких городах — не приговор отсутствию стиля»
— Дизайн слишком много влияет на окружающую среду. Нам же нужно позволить среде влиять на дизайн. Я бы предпочёл, например, чтобы старые здания реконструировали, а не сносили, отдавая освободившиеся площади новостройкам.

Мне кажется, что классные вещи происходят в больших городах, потому что там концентрация творческих людей, которые постоянно вдохновляют друг друга, выше. Тем не менее, я считаю, что стоящие работы появляются и в маленьких городах где-нибудь на Среднем Западе, потому что там есть люди, которые делают уникальные вещи, не следуя современным тенденциям, тем самым создавая собственные. А потом тренды, созданные трудолюбивыми провинциальными студиями, захватывают города.

В любом случае, я думаю, всегда нужен необычный подход. Заставляйте людей улыбаться: их действия показывают больше, чем их слова. Некоторые люди говорят, что хотят чего-то, но никогда не сделают этого. Это может быть потому, что они и правда этого не хотят или хотят, но у них нет такой возможности в этой среде. Постоянный диалог с потребителем и наблюдение за действиями людей — вот что необходимо, чтобы создавать работы, которые будут заметны в этом сумасшедшем мире.
Следует создавать уникальные пространства, места,
которые поглотят и вас, и других людей.
Дизайн — это словно бегство в придуманный мир
Промо-ролик для проекта Open Streets Omaha
В прошлом году мы помогали создавать бренд для городского проекта Омахи. Это было очень важно для нас и стало огромным достижением. Все выглядело так, будто дизайн делала по-настоящему большая компания. Участвуя в проекте, мы хотели обратить внимание на историю города (все, что происходит в прошлом — всегда хороший опыт) и на истории людей, которые в нем живут. Нужно было переосмыслить то, как используются улицы города, и как это может принести пользу людям. Мы считаем, что мир создан не для автомобилей и зданий, а для того, чтобы люди становились сообществом. Если для этого нужно больше зеленых насаждений, велосипедных дорожек и баскетбольных площадок, то надо отдавать им больше пространства. Горожанам необходимы вещи, которые помогают им расти и совершенствоваться.
Проект Open Streets Omaha был призван показать, что городские пространства нужны больше для людей, городские улицы были освобождены от транспорта, и всё вокруг стало местом для отдыха.
Дизайн — это способ выражать свое состояние визуально. Это пропитывает всю нашу жизнь: от того как организованы прилежащие к вашему дому окрестности до отдельного ресторана, парковки, книжного магазина — всего того, что помогает делать местное сообщество уникальным.
текст: Никита Пушкин, Алексей Гаврелюк фото: Наталья Барова
использованы фотографии из личного архива Александра Ярыша, Дарьи Аникеевой,
Дэвида Нельсона, Ивана Довыденко, студии «Провинция»
Made on
Tilda