© Ground. Городской сайт, Томск, 2015 – 2017
ОБРАЗ

«Накосячили —
терпите»

Как свести ошибки молодости
«А ты подумал, как это будет выглядеть в старости?», «на приличную работу не возьмут» — и еще миллион фраз, которые могут сходу накидать обладатели рисунков на теле. Способны ли эти слова свести татуировку с человека и почему их сводят вообще, мы спросили у Андрея Лобанова, который избавляет людей от подкожной краски.
Лицо Андрея знакомо многим томичам: вы могли видеть его на афишах, в телевизоре, ведущим всевозможных мероприятий. Даже если вы просто проходили мимо него по улице, наверняка его колоритный образ отпечатался у вас в памяти. За это не в последнюю очередь нужно благодарить его татуировки — его давнее увлечение. Но как это ни парадоксально, сам он занимается их лазерным удалением.
— Уже много лет я веду российские тату-фестивали. На московском восемь лет назад я впервые увидел лазер. Когда мне объяснили, что это, я воскликнул: «Да не может быть!», — рассказывает Андрей. — Тогда на мне хватало старых неудачных татуировок, и я хотел их переделать. Ребята дали мне контакты, и через год я купил себе лазер. Учился им пользоваться в Барнауле. Изначально брал аппарат только для себя, но он оказался востребован. У многих людей были некачественные татуировки, и они приходили ко мне по знакомству.
Лазер, сведи мне купола

Потребителей своих услуг Андрей делит на четыре категории. Первые — мужчины в возрасте, которые сделали татуировки в молодости.

— Грубо говоря, такие, как я, — описывает он. — В 80е годы была очень популярна тюремная тема: подростки, которые не сидели в тюрьмах, накалывали себе перстни, пауков каких-нибудь. Возраст, время прошли — мировоззрение изменилось. Теперь приходят ко мне и полностью удаляют.

Вторая категория — «красивые девочки-блондинки». Приходят с надписями на латыни, иероглифами, кошечками — и всем в этом духе.

— Сделали их в 18-20 лет, чтобы сходить в клуб покрасоваться, — комментирует мастер, — а потом поняли: мне-то уже 24, а татуировка, оказывается, это навсегда, ее уже, как лабутены, не выкинешь и новую не купишь.


Приходит ко мне девушка — жгучая брюнетка. Жгучая-жгучая. У нее на руке надпись, если не ошибаюсь, «Ярослав». Хочет убрать это имя, мол, он козел и такой-сякой. Надпись была сделана очень легким росчерком, и я ей говорю:

— Не переживайте, еще один сеанс, и Ярослава в вашей жизни больше не будет.

— Не, нормально, я всё равно буду сверху «Валентин» писать.

— А Валентин надолго?

— Валентин — это навсегда!

— Слушайте, Мариночка, что-то я с вами как с блондинкой разговариваю.

— Вообще-то я блондинка, а в черный цвет крашусь, чтобы умнее выглядеть.

Все присутствовавшие рыдали.
Я спрашивал: «Неужели ты работаешь
с нашими депутатами и чиновниками?»,
на что она отвечала: «Да они всякий
раз ко мне приходят и спрашивают, что я себе новенького набила».
Самая распространенная категория — это люди, влюбленные в татуировку.

— Они стараются украшать свое тело и со временем понимают, что татуировка, которую они сделали год, три, пять, восемь лет назад, уже неактуальна. Она, может быть, и нравится, но то, как работают сейчас и работали тогда, — земля и небо. Таким я татуировку осветляю, а потом они ее переделывают.
Захожу однажды в студию, и тут какому-то парню делают тату на груди. Я готовлю свой лазер к работе, а клиент ко мне обращается:

— Скажите, вы занимаетесь удалением татуировки?

— Да, я.

— Можно к вам записаться?

— Да ради бога, а что вы хотите удалить?

И парень показывает на свою забивающуюся грудь.
Четвертую категорию представляют девушки с татуажем бровей. Жертвы некачественных салонов: искали, где подешевле, и вышли с кривыми бровями.

— Такие надеются, что мы быстро исправим этот косяк, но удаление за «пшик-пшик-пшик» не происходит. Это долго, — говорит Андрей Лобанов.

А вот карьера крайне редко приводит людей под лазер Андрея. Мастер признается, что таких случаев единицы:

— Был парень, который поехал поступать в Омскую академию МВД. А татуировок у него много. Не приняли — сказали их удалять. Но в то же время ко мне приходила девушка с полностью забитой кистью. И на ее пальце, по-моему, был якорь. Она хотела его удалить, чтобы на его месте сделать что-то новое. Ее татуировки одеждой скрыть невозможно. А трудилась она у нас в белом доме пресс-секретарем. Я спрашивал: «Неужели ты работаешь с нашими депутатами и чиновниками?», на что она отвечала: «Да они всякий раз ко мне приходят и спрашивают, что я себе новенького набила».
Время молока прошло

Луч лазера расщепляет только пигмент в коже, не повреждая при этом неокрашенные участки. При правильно выставленной мощности лазера даже небольшой промах не принесет вреда.

— А раньше татуировки выжигали марганцовкой или делали пересадку кожи, — вспоминает Андрей. — Был еще народный способ, где тату-машинку заряжали молоком и проходились по татуировке. Якобы она после этого сойдет. Чушь полная! Пытались поверх черной краски наносить телесную — тоже чушь. Потом появилась электрокоагуляция, где шло воздействие электрического тока. После нее у человека появлялся ожог и оставались шрамы.
Боль есть. Небольшая — похожая на ту,
когда делают татуировку. Пробовали
применять анестезию, но это было
как мертвому припарка.
Обычно, чтобы свести татуировку, требуется пять-семь сеансов. Между сеансами перерыв не менее двух месяцев. На месте сведения появляется корочка, которая заживает у каждого человека по-разному: у кого-то она проходит через две недели, у кого-то за меньший срок.

— Однако процесс заживления идет не сверху, а под кожей. Поэтому нужно ждать, — объясняет Андрей. — Кстати, из личного опыта: если после сеанса удаления татуировки поехать активно загорать — солнце ускоряет процесс. Но ехать нужно не сразу после сеанса, а когда место подживет, минимум через две недели.

Сложность удаления татуировки зависит от многих факторов. Например, от профессионализма тату-мастера: неопытные часто глубоко загоняют краску под кожу. Смуглым людям проще, и, конечно, важно качество краски: самопалы, жженая резина и тушь хорошо выводятся, гелиевая краска — хуже.

— Боль есть, — говорит Андрей. — Небольшая — похожая на ту, когда делают татуировку. Пробовали применять анестезию, но это было как мертвому припарка. Накосячили, будьте любезны — приходите и терпите.
О стране подумай

Как ответственного мастера Андрея волнует проблема непрофессионализма людей, которые берутся сводить татуировки. Периодически к нему приходят люди с обожженной кожей из салонов, где, приобретя аппарат, не удосужились научиться его использовать. То же самое и с нанесением татуировок.

— Для того чтобы не приходить ко мне, не ходите в дешевые салоны, — предупреждает Андрей. — Поймите, покупают же себе девчонки туфли, которые стоят пять тысяч, а потом выкидывают их через пару сезонов — и таких примеров можно привести миллион. А татуировка — это навсегда. Даже жену можно поменять. Татуировку ты не поменяешь — для этого нужно пройти длительный процесс удаления. Я считаю, не надо до 20 лет наносить татуировку, пока мозгами не сообразите, что вы в жизни будете делать. Это сейчас вы панки, слушаете альтернативу — но что будет с вами в 20-25, вы не знаете. Не стоит делать их, по крайней мере, на открытых частях тела. Может, вы президентом будете!
текст: Алина Пермякова
фото: Алиса Замыслова
Made on
Tilda