© Ground. Городской сайт, Томск, 2015 – 2017

Не встретились
с маршруткой

Чем заменить
общественный транспорт

Разговоры о смене маршрутной сети уже несколько месяцев не дают покоя томичам. Кто-то за обновление маршрутной схемы, кто-то — против, однако есть те, которых вообще не беспокоит этот вопрос. Два колеса, восемь колёс, две ноги — вот на чём практически весь год передвигаются эти люди.
ВЫБЕРИТЕ ГЕРОЯ

при нажатии на имя вы перейдете к истории или
можете продолжить чтение линейно

Михаил Чапкин, добирается на велосипеде
Сергей Губанов, передвигается на роликах
Юлия Ясинская, ходит пешком и пользуется такси
Артур Шугуров, передвигается на велосипеде
Макс Дифу, ездит на такси
Михаил Чапкин
(добирается на велосипеде)
Для автомобилистов
мы были как самоубийцы на дороге. Ты можешь
им долго объяснять, что едешь по правилам, но всё бесполезно.
– Я работаю в ООО «Горсети» на улице Шевченко и на велосипеде добираюсь туда за то же время, что и на автобусе. Я это проверял: несколько моих коллег садятся на маршрутку рядом с моим домом на проспекте Мира, я одновременно стартую на велосипеде — в здание мы заходим вместе.
Сейчас Михаил передвигается на своем втором велосипеде типа «хардтейл». Такие велосипеды имеют твердое сиденье без подвески и одну вилку спереди. По сравнению с отечественным «двухподвесом» (первым велосипедом Михаила), он легче на 10 килограммов.
Велосипед я приобретал для прогулок по городу. Даже не думал, что буду на работу на нём добираться, пока один сосед не посоветовал. Я не верил, пока не попробовал.

До работы у меня одна дорога, иногда приходится ее менять, если, например, ведутся ремонтные работы. Разные маршруты нарабатываются быстро, в течение недели. За это время проверяешь несколько путей, изучаешь все лужи, ямы, где с какой скоростью нужно ехать. Я предпочитаю Пушкинскую развязку: несмотря на бешеный трафик, она очень широкая и места хватает всем. Улицы с опасным движением стараюсь объезжать, вместо Ленина сворачиваю на Льва Толстого. На Фрунзе тоже более-менее безопасно, но на тротуаре много мест, которые приходится перепрыгивать.

Водители не воспринимают велосипедистов как полноправных участников движения. Однажды я принимал участие в веловыезде. Для автомобилистов мы были как самоубийцы на дороге. Ты можешь им долго объяснять, что едешь по правилам, но всё бесполезно. Пару раз нас пытались подрезать, мы им кричали, а они выходили и кричали в ответ.

Правда, велосипедисты бывают не лучше. Отправился я один раз с группой велосипедистов на ночной веловыезд. Это было нечто. Во-первых, нет организованности колонн: никто не управляет общим движением, поэтому едешь либо в конце, либо в начале, потому что в середине тебя собьют. Беспорядки сплошные. Во-вторых, многие не знают правил дорожного движения. Загорается красный сигнал светофора — половина колонны мчится на красный, остальные теряются и не знают, что делать. Единицы показывали сигналы водителю, немногие включали фонарь. Опыт, конечно, был интересный, но я понял — с ними больше ездить не хочу. Буду сам по себе.

Основным минусом можно назвать парковку. Куда бы ты ни поехал — хоть за хлебом в магазин — выбирать нужно такие места, где есть баннер или мусорка, прикованные к земле. Но со временем привыкаешь. Еще все велосипедисты знают, на каких улицах стоит колонка с водой. Некоторые оставляют «закладки» — бутылки воды в кустах.
Основным минусом можно назвать парковку.
Куда бы ты ни поехал — хоть за хлебом в магазин — выбирать нужно такие места, где есть баннер или мусорка, прикованные к земле.
Плюсов больше: например, ты владеешь своим временем. Знаешь, что до работы добираешься за 40 минут, можешь в любое время проснуться и поехать. Еще, конечно, здоровье. Сидячий образ жизни — это болезни, а поездка на велосипеде обеспечивает общий тонус на работе, и уже не хочется спать. На общественном транспорте я передвигаюсь только когда вожу с собой тяжёлые грузы, например, железо для барабанов. Или если мне хочется почитать.

На велосипеде я экономлю в день минимум 34 рубля. За весь сезон около 3,5–4 тысяч рублей экономлю только на поездке до работы. Так что за два-три года новый велосипед мне окупился.

Один раз я сбил человека: это был мой пьяный сосед, который перебегал дорогу в неположенном месте с дыней в руках. Я резко повернул, упал на бок и его зацепил. Дыня раскололась, у него кровь пошла. Я ему помог, вызвал скорую. Кто-то хотел меня сфотографировать: вдруг убегу. Смотрю — сосед мой пьяный. Довёл до дома его. Велосипед немного поломал, но незначительно — починил тут же. Хорошо было бы иметь видеорегистратор в таких случаях.

К пешеходам я отношусь хорошо. Вот он идёт, понятное дело — король на дороге. Я его пропускаю. Если вижу мам с детьми, иногда, бывает, вообще слезаю с велосипеда и веду его, потому что у мам реакция может быть непредсказуемая, как и у всех пешеходов.
Сергей Губанов
(передвигается на роликах)
Для водителя человек на роликах — головная боль, ведь он в любой момент может упасть.
Я уже четыре года на роликах. Первый год учился, но цель была кататься по городу. Раньше я очень много гулял, потом решил соединить прогулку пешком и быстрое передвижение по городу. Ролики для меня — идеальный вариант.

Неважно, тепло или холодно за окном. Единственное условие безопасной поездки — сухой асфальт, поэтому дождь сразу же ролики отметает.

Когда я только открываю сезон, то с собой беру сменную обувь. Я уже начал ездить на роликах на работу от ТГАСУ до Пицце-Рио на Каштаке. Если, например, я еду из дома на маршрутке и попадаю в пробку, дорога у меня занимает чуть больше получаса. На роликах добираюсь за 20 минут, не торопясь. Если я куда-то опаздываю, то могу скомбинировать ролики с маршруткой, но это редкость.

Страшно было до того момента, как я научился тормозить на любой скорости, до этого я опасался новых мест и дорог. На проезжую часть и сейчас редко выезжаю. Понятно, что роллеры мешают движению. Для водителя человек на роликах — головная боль, ведь он в любой момент может упасть. Ночью мы иногда позволяем себе выезжать на проезжую часть, когда мало трафика, но тогда лучше использовать подсветку, чтобы нас было видно.
Пешеходы всегда удивленно на нас смотрят и боятся, потому что мы движемся быстрее, и у нас какие-то непонятные штуки на ногах, которые часто мигают и издают странные звуки, когда ты тормозишь
Я люблю изучать различные места, склоны... Одно время самым страшным для меня был спуск по улице Учебной до Московского тракта. Когда я купил ролики, я еще жил на Московском и решил однажды там проехать. Первые пятьдесят метров я падал. Раз двадцать. Там просто нереальный склон, мне он казался непреодолимой преградой. Но в прошлом году я, наконец, съехал по тротуару вниз без падений, очень аккуратно.

Если часто катаешься, то постоянно приходится переставлять колёса местами, так как их стороны стираются. Со временем необходимо покупать комплекты колёс, обычно такой комплект стоит от двух до трех тысяч рублей.

Один раз, когда я спускался по Советской, ребята на автомобиле решили замерить мою скорость. Не помню, что они мне там прокричали, но было около 30 км/ч точно. Я подумал: как страшно перевернуться на такой скорости.

Пешеходы всегда удивленно на нас смотрят и боятся, потому что мы движемся быстрее, и у нас какие-то непонятные штуки на ногах, которые часто мигают и издают странные звуки, когда ты тормозишь, и вообще в их глазах мы наркоманы какие-то.


Юлия Ясинская
(ходит пешком
или пользуется такси)
Если сразу не объяснить водителям, что тебе нужно, то они делают как удобно им
Когда у места работы сменился адрес, я начала передвигаться пешком. Каждый день путь до офиса занимает минут 30, маршрут всегда один и тот же — через Буфф-сад. На расходы это особо не влияет, зато, надеюсь, хоть польза для здоровья есть: работа сидячая.

Общественным транспортом пользуюсь редко: мой дом находится далеко от остановок. Так что я выбираю такси — 100 рублей и 10 минут времени, а на общественном транспорте я те же 10 минут потрачу, чтобы только до остановки дойти.

В машине я всегда сажусь назад, и, к счастью, особо болтливых таксистов мне не попадалось, хотя недавно водитель завел диалог про новый дом в моём районе. Но зато сейчас все таксисты очень вежливые.

Если сразу не объяснить водителям, что тебе нужно, то они делают как удобно им. Например, если сказать адрес моей работы — Белинского, 15 — то они остановятся на противоположной стороне, и тебе придется перебегать дорогу. Но если ты садишься и говоришь: «Вы будете вынуждены развернуться там», то водители, не пререкаясь, подъезжают с другой стороны. Свои желания надо всегда выражать открыто. Ему, конечно, потом удобнее проехать прямо, но тебе придется бежать через светофор.

Поскольку на такси я езжу в основном в светлое время суток, я не боюсь садиться в незнакомую машину, к тому же в службе «Максим» точно все разговоры записываются.
Артур Шугуров
(передвигается на велосипеде)
Моё нелюбимое место – пешеходный переход.
Так не хочется слезать
и вести велосипед,
я как угодно готов их объехать, только чтобы не ходить ногами.
На автобусе я езжу всего несколько раз в год, меньше 10 раз точно. А если с семьей нужно куда-то, то вызываем такси. Два года назад я купил велосипед. Во-первых, это быстрее: сегодня я сел на улице Сергея Лазо и за 15 минут доехал до Пушкинской библиотеки. Еще на велосипеде почти ни от чего не зависишь. Обычно я еду по дороге, а если загорелся красный светофор — перебираюсь на тротуар. Для меня никаких неудобств нет. Некоторых смущает дождь, а я не парюсь, могу мокрый весь день ездить. Плюсы: здоровье, быстрота, удобство и дешевизна обслуживания. Говорят – опасно. Но я знаю пока только два случая, когда машина серьезно сбила велосипедиста.

Автомобилисты попадаются разные: кто-то кричит «молодец», кто-то пытается прижать к бордюру.
Было бы круто, если бы сделали у нас велодорожки, но с другой стороны я понимаю: куда их воткнуть? Поэтому нужно понимать друг друга и уважать.
Моё нелюбимое место – пешеходный переход. Так не хочется слезать и вести велосипед, я как угодно готов их объехать, только чтобы не ходить ногами. Впрочем, один раз я проехал по пешеходному переходу прямо перед гаишником: он вообще никак не отреагировал, хотя мог и оштрафовать. Было бы круто, если бы сделали у нас велодорожки, но с другой стороны я понимаю: куда их воткнуть? Поэтому нужно понимать друг друга и уважать.

В прошлом году мы с друзьями проехали 265 км до Новосибирска за 11,5 часов. Больше половины пути лил непрекращающийся дождь. За семь часов добирались до Юрги. В этом году планирую до Красноярска за сутки добраться.

На обслуживание велосипеда уходит около 10 тысяч рублей в год. Сюда входят покрышки, камеры, системы, кассеты, цепи, тормозные колодки, масло, чистящие средства, грипсы (рукоятки на руль).

На трассе очень часто случаются проколы. Один раз мы ехали втроём и взяли четыре камеры, в итоге три только мне одному пригодились. Дождь лил, не переставая, и только когда до Болотного доехали, солнце выглянуло. А когда проехали Юргинский район, я опять колесо проколол. Видим — снова тучи надвигаются. Еду и смотрю по бокам: капли зависли в воздухе, как в «Матрице», и пролетают медленно мимо.

А один раз мы ехали до села Победа через Обь по мосту. После него — ремонт дороги. Там были камни насыпаны, они еще без битума были. Из-под колес у тех, кто впереди, на меня эти камни, как пули, летели. Мне так жуки часто в шлем врезаются. Бывает очень больно: ты едешь со скоростью 30 км/ч, и жук летит с такой же скоростью тебе в лицо. Я их собираю, у меня они дома на стене висят: плавунец, майский жук и навозник.
Макс Дифу
(ездит на такси)
Еще один плюс такси: ты сел, заплатил деньги и доехал молча. Поэтому если таксист изъявляет желание со мной поговорить, я ему прямо скажу, что не хочу с ним общаться
Я с детства живу рядом с теми местами, куда нужно часто ходить. Школа, университет… Место для тату-студии я тоже выбирал поблизости от дома, чтобы не пользоваться общественным транспортом.

Последний раз я пользовался маршрутками месяцев пять назад. Я зашёл в автобус и понял, почему от них отказался: какие-то бабульки, гопники, все топчутся тебе по ногам, хамят. Сейчас минус общественного транспорта даже в цене. Я пользуюсь такси около трех раз в неделю, и, чтобы доехать от одной точки до другой, я трачу, например, 90 рублей. Цена проезда в маршрутке — это четверть от цены такси. Но в такси ты едешь туда, куда тебе нужно, в теплой машине, тебе не нужно идти на остановку, ждать автобуса и потом в нём трястись.

Конечно, нельзя быть на сто процентов уверенным, что таксист в адекватном состоянии: не пьяный, не накачанный чем-нибудь. Но иногда натыкаешься на интересных водителей.
Забавно, но многих таксистов удивляет, что я всегда пристегиваю ремень безопасности или отряхиваю ноги, перед тем как сесть в машину. Меня так с детства приучили
Помню одного таксиста, у него вся машина была в иконах, а еще наклейка «Иисус — путь к просветлению». Когда я сел в машину, подумал: «Хоть бы он со мной не заговорил». Я сам не люблю разговаривать с людьми и в такси, и в общественном транспорте. Я считаю, что это такой неофициальный договор: я сажусь, а человек меня везёт. Это еще один плюс такси: ты сел, заплатил деньги и доехал молча. Поэтому если таксист изъявляет желание со мной поговорить, я ему прямо скажу, что не хочу с ним общаться.

Был один случай полгода назад, таксист мне задал «классический» вопрос про мои уши. Начал интересоваться, а я понимаю: ехать еще далеко и придется с ним общаться на эту тему. Но на удивление таксист оказался нормальным мужиком, и мы с ним неплохо пообщались, я ему оставил свои контакты. Забавно, но многих таксистов удивляет, что я всегда пристегиваю ремень безопасности или отряхиваю ноги, перед тем как сесть в машину. Меня так с детства приучили.

Я всегда пользуюсь одной и той же службой такси, она меня устраивает. Единственное, что хотелось бы изменить — это сами автомобили, чтобы быть уверенным, что к тебе не подъедет сломанная «копейка».

Однажды ночью я ехал в такси со сломанным передним пассажирским креслом. Когда машина газовала, я отъезжал назад, а когда он тормозил, то я коленками врезался в приборную панель. Но такие случаи редко бывают. А вот общественный транспорт привлек бы меня, если бы был муниципальным. Было бы неплохо, если бы были нормальные общественные автобусы: большие и чистые. Смена маршрутов, я считаю, людям не поможет. Когда в нашей стране что-то пытаются менять, чаще всего это получается в худшую сторону. Есть же устоявшаяся система маршрутов, ну поменяют ее, люди не поймут, что и как. Введут новые маршруты, которые никому не нужны, потом их уберут, потом вернут старые, и на всё это потратят пять лет и много денег.
текст: Софья Бурматова
фото: Наташа Барова, Алина Колпакова,
из личного архива Макса Дифу, сайта pokochkam.ru
ЧИТАТЬ ЕЩЕ В РУБРИКЕ «ГОРОД»
Made on
Tilda